У всех- своя правда или Как поляки канадцев в КГБ определили...

Преамбула:

Есть дивный телеканал - National Geografic и есть на нем не менее дивный цикл программ под названием "Расследование авиакатастроф" (он же Mayday, известный также под названиями Air Crash Investigation (в Великобритании, Австралии, Азии), Air Emergency и Air Disasters (США)) снимаемый канадской компанией Cineflix Сериал, как понятно из названия, рассказывает об авиакатастрофах и их расследованиях и делает это, на мой взгляд, достаточно адекватно.

Теперь амбула:

В новом, 12-м сезоне канадцы имели неосторожность снять фильм Death of the President - Смерть Президента, рассказывающий о катастрофе ТУ-154М под Смоленском 10 апреля 2010 года, в которой погиб Президент Польши Лех Качинский и заметная часть польского истеблишмента. Об этом, думаю, знают все, кто читает этот журнал. НатГео решил устроить мировую премьеру фильма в Польше, 27 января 2013 года. Ну, канал серьезный, решил и сделал...)) А вот о том, как отреагировала польская пресса на сие событие - читайте под катом.

Collapse )

Официальный споттинг в SVO

Ил-96

Таки свершилось! После стольких лет проэтосамливания иллюзорных возможностей и разочарований постфактум, я оказался "по ту сторону забора"..)) Замечательная атмосфера, прекрасная погода, уютненький перрончик и целый день общения с приятными людьми, разделяющими твое увлечение! Ну и 3 с лишним тысячи кадров за 12 часов...)) В общем - всем спасибо: ЦОСу - за организацию и терпение, участникам - за замечательное общество! Надеюсь, не в последний раз, ждем-с алаверды от DME.;-)

Восхитительный полет к национальному позору

Джереми Кларксон – самый скандальный, провокационный, неполиткорректный, циничный и брутальный журналист не только Британии, но и, возможно, всего мира.
Тексты Кларксона, искрящиеся остроумием и раздающие пощечины общественному вкусу, вызывают у читателей самые неоднозначные эмоции – от гневного возмущения до восхищения, граничащего с преклонением. Воскресная колонка Кларксона в Sunday Times – первое, что открывают утром большинство читателей газеты, желая узнать, кто в этот раз подаст на Кларксона в суд. Это - его статья о последнем полете Concorde. Я комментировать не буду. Достаточно, что она появилась здесь, этим - все сказано...


Восхитительный полет к национальному позору

Не так много вещей могут меня подвигнуть к тому, чтобы встать в полпятого утра. Особенно если я лег в полчетвертого. Но если у вас есть один билет из ста возможных на последний полет Concorde… Пожалуй, я пойду и побреюсь.
Они усадили меня точно возле туалета, а точнее, Пирса Моргана, известного как главред Daily Mirror. И между фьючерсным брокером и американцем, который заплатил 60 000 за билет, купленный на E-bay в рамках благотворительного аукциона.
Какая-то барышня была в шоке от списка приглашенных. Да тут даже прессы никакой нету, разочарованно сказала она. Как это нет, удивился я. Вот же и Mail, ВВС, ABC, NBC, ITN, PA, CNN, Sky, Guardian и Telegraph…
Но где же Hello!, спросила она.
Обещали, что приедет Элтон Джон и, может быть, даже Джордж Майкл. Но в результате все, что нам досталось из звезд, – это дама в парике, которую я опознал по кинофильму «Жеребец» и которая когда-то была замужем за Билли Джоэлом.
Остальные были председателями советов директоров всевозможных – от самых маленьких до самых толстых и больших.
Несмотря на всю эту тяжесть, Concorde поднялся в кристально чистое небо Нью-Йорка в 7:38 и разогнался так мягко, что даже шампанское Pol Roger Winston Churchill не расплескалось. И полетел домой. В последний раз.
Я был в настроении повеселиться, хотя это не так легко на скорости в три скорости звука. Стоять нормально было трудно, невозможно, и каждый раз надо было садиться, когда тележка с напитками проезжала мимо.
Как только мы преодолели звуковой барьер, я хотел спросить банкира, что он чувствует, проходя этот звуковой барьер в первый и, скорее всего, последний раз в жизни. Но он уже стал клевать носом и заснул.
Американец находился в живом монологе с самим собой. Тут не было телевизионных экранов – все, что может увеличить вес, здесь не приветствуется. А книгу я забыл в сумке. Concorde задумывался вовсе не для увеселительных прогулок. К тому же он дитя пятидесятых, когда о компьютерных играх никто слыхом не слыхивал. Они думали, что каждый будет себя развлекать сам. Так что я начал выпивать с Морганом.
British Airways задумали сделать не столько поминальный, сколько юбилейный перелет, чтобы, так сказать, отметить двадцатисемилетие службы. Дух праздника витал и в зале вылета, и на поле, где все пилоты как один выстроились, чтобы отдать честь уходящему лайнеру.
Но как только скорость снизилась до 0,98 скорости звука, праздник угас. Все поняли, что мы стали последними штатскими людьми, которые летели быстрее звука. Грусть разлилась по салону.
Над Лондоном мы увидели другую примету времени – Купол тысячелетия. Мост тысячелетия. Пробки. Газетные офисы. И только самолет напоминал нам, какими великими мы когда-то были. А что напомнит потомкам о нас самих?
Когда колеса шасси коснулись посадочной полосы, раздались аплодисменты. Но последующие сорок минут толпа с фотоаппаратами напоминала панихиду. Спасала только выпивка.
Мне не жалко бизнесменов, которым приходится теперь лететь через Атлантику семь часов. В конце концов, они тоже виноваты в том, что Concorde больше не летает.
Мне не жалко Англию. Это наша вина, что мы не строим больше таких машин. Мне даже не жалко людей, которые боролись все последние годы за то, чтобы Concorde летал, – у них уже есть другая работа.
Мне жалко саму машину. Она стоит в своем ангаре и не понимает, в чем провинилась. Почему не летала вчера и не полетит сегодня? Почему никто не продувает двигатели и не пылесосит ковры? И что такого было в последнем полете – почему пришло так много людей с камерами и почему впервые за 27 лет все 30 000 сотрудников аэропорта Хитроу вышли посмотреть, как самолет делает то, для чего создан?
У машин есть душа и сердце. Я думаю про них так же, как люди думают про собак. Они не умеют читать и не понимают слов. Но они все равно понимают нас. Влево. Вправо. Выше. Быстрее. Сидеть. Лежать.
Вспоминайте о Concorde, как о собаке, которая жила в семье 27 лет. Она никогда вас не подводила. Она прыгала от радости, когда вы насыпали ей корм в миску и выводили гулять. Подумайте, каково ей, когда однажды вы заперли ее в темной комнате. И ушли.
И никогда больше не вернетесь.

Posted via LiveJournal.app.

Пара необработанных, вчерашних, для fotoejjiki

Для понимания условий...

Да, берите с собой питья побольше! Я брал полтора литра холодного чая - еле хватило на 4 часа

Posted via LiveJournal.app.

Летний официальный споттинг в Домодедово стартовал...

... сегодня (теперь, уже, вчера) был день "профи"... 4 часа на пероне в окружении людей, которые " в курсе" зачем они здесь и что нужно делать. В принципе, этим все сказано. За организацию - спасибо пресс-службе, aviator_ru и всем причастным и учавствовавшим..)))

Из минусов:
- дымка и смог от горящих торфянников
- довольно вялый траффик на точках присутствия

Из плюсов:
- первый мой споттинг в ДМД, на котором ширик и фишай были нужнее телевика ( из-за погодных условий, в основном, снимал статику)
- (личное) уронил и повредил автофокусный фишай... (ветер, мать его)
- гениальное решение разделить новичков и людей с опытом на разные дни (практически никто никому не мешал, по крайней мере - не до громких возмущенных воплей)


Из курьезов:

- загрузить и держать в автобусе с тонированными стеклами всех споттеров, в тот момент, когда мимо гордо следовал 757 El-Al с регистрацией 4X-EBU - просто садизм...))))) Я все понимаю про паранойю израильтян на тему снимков их бортов, но ЭТО БЫЛ САДИЗМ!!!!...)))))))) Хотя, через стекло, все равно, снимали..))))


Фотки БУДУТ, но позже...))

Зы: таки, будут...)))